Cпички детям не игрушки (burckina_faso) wrote,
Cпички детям не игрушки
burckina_faso

Смертность в 1932-33 годах в сельской местности Киевской области (в границах 1933 года)

И вот подобрались мы ко второй «столичной» (уже после 1933 года) области Украины – Киевской. На 1933 год эта область занимала территорию современных Киевской, Житомирской (за исключением юго-западных Романовского, Чудновского, Любарского, Бердичевского районов), части Винницкой области (Погребищенкий и Оратовский районы), почти всю Черкасскую область и несколько северных районов Кировоградской области. В работе использовались следующие мартирологи:

Національна Книга пам’яті жертв Голодомору 1932-1933 років в Україні. Черкаська область.(в 2 ч.) – Черкаси: Вид. Чабаненко Ю., 2008. – 1200 с..
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Вінницька область. – Вінниця: ДП «ДФК», 2008. – 1105 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Житомирська область. – Житомир: «Полісся», 2008. – 1116 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Кіровоградська область. – Кіровоград: ТОВ «Імекс ЛТД», 2008. – 920 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Київська область. – Біла Церква: Буква, 2008. – 1376 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Місто Київ. – К.: Фенікс, 2008. – 584 с.

Анализируя вышеуказанные мартирологи, можно сделать только один вывод – редкостный бардак. По Кировоградской области данные представлены, исходя из современного административно-территориального деления, но для каждой административной единицы имеется четкая привязка к единицам в границах 1933 года. По Житомирской области можно мозги свернуть, пытаясь понять – современные сельсоветы представлены или в границах 1933 года. Кроме того, по некоторым районам этой области составители все-таки решили пойти на принцип и представить архивные данные исключительно по умершим только от голода. С одной стороны, это можно приветствовать, с другой – общая статистика смертности остается не представленной. По Киеву и Киевской области и Винницкой области данные представлены только по современному административно-территориальному делению и по населенным пунктам, поэтому для этих областей пришлось данные сопоставлять с сельрадами 1933 года. Кстати, по Киеву умершие отсортированы не по алфавиту, а по дате смерти, что значительно упрощает анализ. Наконец, Черкасская область – это нечто. Мало того, что данные представлены только по современному административно-территориальному делению и по населенным пунктам. Так еще и по части районов совершенно непонятно, по каким архивным документам составлялся мартиролог. В общем, даже не головоломка, а редкостная мозголомка.

Данные, безусловно, неполные по охвату по всем областям, тем более, что «показания очевидцев» и «списки глав сельсоветов» мы не учитывали. Кстати, в мартирологах доводилось встречать совершенно очаровательные вещи, когда рассказы записывали работники сельских библиотек, завклубом, руководители фольклорных ансамблей, учителя физики и математики (sic!) и прочие «неравнодушные». А уж накал голодоморной фантазии (особенно по Киевской области) – просто зашкаливал. При этом нередки случаи повторов одних и тех же умерших чуть ли не по несколько раз. Поэтому мы анализировали только умерших по книгам актовых записей, сохранившихся в архивах. По 1932 году сохранились данные для 331 сельрад, а по 1933 – 326 сельрадам.

Как и для других, ранее проанализированных, областей по сельрадам Киевской области в 1932-33 годах фиксируются умершие возрастом несколько месяцев и даже несколько дней, отмечены случаи записей мертворожденных и детей, умерших при родах. Таким образом, плохой учет младенческой смертности в эти годы первичными данными не подтверждается.

Всего по 1932 году учтено 15493 (по динамике – 15400), а по 1933 году – 49504 (по динамике – 49354) умерших. Превышение составляет 3,2 раза, что значительно превышает показатели по Днепропетровской, Одесской и Донецкой областям и соответствует смертности по селам Харьковской области. В общем, очаг смертности 1933 г. достаточно ясен, поэтому сравнение будем проводить именно с Харьковской областью.

Оценки среднего числа умерших на сельраду дают следующие результаты:
Оценка на сельраду             1932 1933 1933/1932
Среднее за год                       47 152 3,23
Среднее по данным динамики за год     35 113 3,22
Средневзвешенное за год               55 250 4,55
Средневзвешенное по данным динамики   63 187 2,97


Показатели смертности значительно превышают данные по Днепропетровской, Одесской и Донбассу и сходные с таковыми по Харьковской области.

На 1 января 1933 года в Харьковской области числилось 2606 сельских и поселковых советов с сельским населением 5143 тыс. человек. Согласно данным статистического учета, в 1932 году в сельской местности Киевской области умерло 139,1 тыс. человек, а в 1933 – 495,1 тыс. человек. Согласно нашим оценкам, число умерших в сельской местности в 1932 году колеблется в пределах 92,0 – 163,5 тыс. человек, а в 1933 – 295,0 – 650,4 тыс. человек. Таким образом, наши максимальные оценки (по годовому средневзвешенному) превышают официальное число умерших примерно на 155 тыс. человек и это превышение, наиболее вероятно, связано с неточным распределением умерших по сельсоветам на 1933 год. А оценка по динамике дает величину 488,1 тыс. умерших, что практически совпадает с официальной смертностью. Соответственно, если Украинское УНХУ что-то и «недоучло» и «занизило», то ненамного, а фантазии о неких «массовых фальсификациях смертности» являются не более чем фантазиями.

Таким образом, по селам Киевской области максимальная смертность в 1932 году по нашим оценкам составила 31,8 на 1000, а в 1933 году – 126,5 (по динамике 94,9, что чуть выше, чем по селам Харьковской области) на 1000. Максимальное превышение составляет 94,7 (63,6) на 1000 (3,98 (2,98) раз).

Таким образом, по сравнению с другими областями смертность по селам Киевской области была действительно катастрофической и сравнимой (возможно, выше) со смертностью по селам Харьковщины, рост смертности максимальный и составляет практически в три (а то и в 4) раза.

При оценке смертности были выделены такие возрастные группы: младенческая (возраст до 1 года), детская (1 – 10 лет), подростковая (11 – 16), взрослого трудоспособного населения (17 – 50), пожилых (старше 50 лет). Отдельно была выделена группа, для которой в мартирологе возраст не был указан.

        до 1 года 1 – 10 11 – 16 17 – 50 старше 50 нет данных
1932        2164         3320 461 3167 5330         1051
на сельраду 7         11 3 10 18         6
%       13,97         21,43 2,98 20,44 34,40         6,78
1933        1275         14873 4320 15715 12099         1222
на сельраду 8         74 23 75 61         9
%        2,58         30,04 8,73 31,74 24,44        2,47
1933/1932 0,59         4,48 9,37 4,96 2,27        1,16
на сельраду 1,14         6,73 7,67 7,5 3,39        1,5
%         0,18         1,40 2,93 1,55 0,71 0,36


По младенческой смертности по селам Киевщины наблюдается тенденция сходная с таковой по Днепропетровской, Одесской, Донецкой и Харьковской области – число умерших младенцев в 1933 году уменьшилось, и резко упала доля умерших новорожденных в общей смертности. Объясняется это падением рождаемости. Для сел Киевской области отмечается высокий рост смертности взрослого трудоспособного населения, хотя доля взрослых среди умерших сильно не изменилась. А вот в группе старше 50 лет доля умерших не изменилась, а рост смертности сравним с другими областями. Также доля умерших, для которых не указан возраст небольшая, а рост числа умерших в этой группе даже гораздо меньше, чем общий рост смертности. Таким образом, плохо поставленный учет или фальсификации смертей для сел Киевской области не наблюдается.

По детской же и, особенно, подростковой смертности катастрофа еще страшнее, чем в Харьковской области – рост детской смертности почти в 7, а подростковой – в 8 раз! Села Киевской области в отношении к детям – что-то запредельное. Кстати, именно поэтому неудивительны воспоминания очевидцев, что вокруг все умерли, поскольку пережили и наблюдали они этот ужас в детском и подростковом возрасте и видели смерти своих сверстников.

Причины смертности.

В 1932 году в мартирологах представлено 5267 случаев отсутствия диагноза (34,0%), а в 1933 – 20362 (41,1%). На сельраду эти цифры выражаются как 18 и 72, соответственно (рост примерно в 4 раза). Ситуация практически идентична селам Харьковской области. Таким образом, с учетом роста смертности в 4 раза, факт сокрытия причины смертей по Киевской области в 1933 году если и был, то незначительный. И здесь также необходимо отметить, что рост неучтенных диагнозов по пяти областям (Одесская, Донбасс, Днепропетровская, Харьковская и Киевская область) очень близкий порядка 7-10% На масштабные фальсификации это абсолютно не похоже, поскольку не верится, что директива о фальсификации смертей в пяти областях была исполнена на 10%. А вот то, что в связи с резким ростом числа умерших местные органы здравоохранения просто не справлялись с диагнозами, что и привело к росту числа умерших с незарегистрированной причиной.

Отдельные причины смертей (за исключением напрямую связанных с голодом) распределяются следующим образом
Причина         1932                         1933                        1933/1932
         общее на сельраду % общее на сельраду % 
Старость 2635 11        17,0 5007 25        10,1 2,27
Инфекционные    3715 52        24,0 4617 70         9,3 1,35
Убийства 288 2         1,9 394 3         0,8 1,5
Прочее         1665 40        10,7 2586 57         5,2 1,43


Ситуация практически идентичная селам Харьковской области (а также Одесской, Днепропетровской и Донбассу), доли умерших сравнимы.

По инфекционным заболеваниям рост смертей примерно на треть, а доля умерших резко падает. В очередной раз приходится констатировать, что голод значительно на росте смерти от инфекционных болезней не отразился.

Лидерами среди смертности были
                     1932           1933
Заболевание общее % на сельраду общее % на сельраду
Воспаление легких 757 4,9 5 968 2 8
Туберкулез         760 4,9 4 1062 2,1 6
Тиф                 208 1,3 2 294 0,6 2
Простуда         696 4,5 5 846 1,7 8    
Чахотка                 184 1,2 2 256 0,5 4
Дизентерия         284 1,8 3 344 0,7 4
Лихорадка         198 1,3 5 69 0,1 3


По 1932 году ситуация сходная с селами Донбасса и Харьковской области, с той особенностью, что на Киевщине наблюдались вспышки дизентерии и лихорадки (пропасниця). По 1933 году наблюдается небольшой рост умерших от инфекционных заболеваний, что можно (как и для сел Харьковщины) в некоторой степени связать с ростом общей смертности. При этом общая доля умерших от инфекционных болезней сравнительно небольшая. В общем, в очередной раз приходится констатировать, что не стоит умерших от инфекционных болезней приписывать к голодным смертям.

Заболевания неинфекционные. Лидером является смертность от сердечнососудистых заболеваний, и при этом, как и для Харьковской и Днепропетровской области по селам Киевщины наблюдается примерно трехкратный рост смертности с диагнозом декомпенсация сердца. Кроме того, в селах Киевской области в актовых записях о смерти часто встречается такой своеобразный диагноз как «воспаление» и «неизвестная болезнь» («запалення», «невідома хвороба»). Доля умерших от этих диагнозов составляет от 2,8% в 1932 г. до 1,6 % – в 1933 при двукратном росте числа заболевших. В общем, и тут фальсификации голодных смертей не прослеживается, но зато четко фиксируются проблемы местной системы здравоохранения.

Наконец, причины, связанные непосредственно с голодом (желудочно-кишечные заболевания). В этой группе в 1932 г. смертность составляет 1923 случаев (12,4 %) или 39 на сельраду (выше, чем по Харьковской области). В 1933 году таких случаев было 16538 случаев (33,4 %) или 165 на сельраду. Рост в 3-4 раза, сравнимый с общим ростом смертности.

Понос. В 1932 г зафиксировано 258 смерти по 85 сельрадам (1,7%). В 1933 – 288 по 65 сельрадам (0,6%). Выше, чем по Харьковской области (хотя доли умерших близкие). И никакой связи с ростом смертности.

Желудочно-кишечные заболевания. В 1932 г зафиксировано 331 смерти по 124 сельрадам (2,1 %). В 1933 – 447 по 102 сельрадам (0,9 %). Меньше, чем по Харьковской области, роста, сравнимого с ростом смертности не наблюдается.

Отеки. В 1932 г зафиксировано 178 49 смертей по 47 35 сельрадам (1,1 0,4%). В 1933 – 260 1052 по 49 60 сельрадам (0,5 2,7%). Гораздо меньше, чем по Харькоской области, роста, сравнимого с ростом смертности не наблюдается. В отличие от Харьковской области, голодные отеки для умерших по селам Киевщины были нехарактерны.
Малокровие. В 1932 г зафиксировано 119 смертей в 15 сельрадах (0,8 0,2%). В 1933 – 339 по 26 сельрадам (0,7 %). Больше, чем по Харьковской области. Ситуация сравнима с общей смертностью.

Прямая смертность от голода.
Голодные смерти – в 1932 г 563 смерти в 72 сельрадах (3,6 %). Умершие отмечаются преимущественно по отдельным селам Черкасской области и отдельным селам районов Киевской области, граничащих с Черкасской. Т.е., смерти локальны и массовым «голодомором» это назвать никак нельзя. При этом у нас есть сомнения в достоверности свидетельств этих смертей, поскольку ссылки на архивные документы в мартирологах не всегда корректны. В 1933 – 6242 по 146 (почти половина) сельрадам (12,6%). Ситуация с голодными смертями самая катастрофичная по Украине.

Истощение и слабость – в 1932 г 430 смертей по 60 сельрадам (2,8%). Ситуация сходная с селами Харьковской области. При этом диагнозы отмечались преимущественно по отдельным селам Киевской области и в подавляющем большинстве случаев не совпадали с селами, где были диагнозы голодных смертей в 1932 году. В 1933 таких диагнозов было 8372 по 120 (более трети) сельрадам (16,9%). Выше, чем по Харьковской области.

Питание суррогатами, авитаминоз – в 1932 г 7 случаев по 7 сельрадам. В 1933 – 581 по 25 сельрадам.

Это и есть голод во всем своем кошмаре. При этом большинство диагнозов – голод и истощение. Повторимся еще раз, мухино-миронины свои теорийки «мора без голода» могут выкинуть в мусорную корзину.

И так, подводя итоги по сельской местности Киевской области 1933 года.

1. Непосредственно от голода и связанных с голодом причин (истощение, отравление, отеки, малокровие и прямая смерть от голода) в 1932 году зафиксировано 1334 смертей (8,6%). Пока единственная область Украины, для которой характерна такая голодная смертность в 1932 году, и достоверность данных по смертям от голода вызывает вопросы. Но массовый голод по селам области не наблюдается, а смертность от голода в 1932 году локализована в отдельных селах нескольких районов области. Доля смертей от числа зафиксированных с диагнозами составляет 13% (в три раза выше, чем по селам Харьковской области). Исходя из смертности 31,8, максимальная смертность от голода в 1932 году оценивается как 4,1 на 1000 населения.

2. Непосредственно от голода и связанных с голодом причин в 1933 году зафиксировано 15803 смерти (31,9%, в 1,7 раз больше, чем для Харьковской области). Доля смертей от числа зафиксированных с диагнозами составляет 54,2% (в 4 раза выше, чем в 1932 году). Доля – самая высокая для всех исследованных областей. Можно сказать, что каждый второй диагноз по селам Киевской области – смерть от голода или непосредственно связанных с голодом причин. Исходя из смертности 126,5, смертность от голода в 1933 году оценивается как 68,6 на 1000 населения (в два раза выше, чем для Харьковской области и в четыре – остальных областей).

3. Эпидемиологические заболевания по области в 1933 году в большинстве напрямую с голодом не связаны и рост смертности от них дал незначительный вклад в общий рост смертности.

4. К косвенным причинам голода и недоедания можно отнести повышенную смертность от желудочно-кишечных и сердечнососудистых заболеваний, также, можно учесть рост смертности по возрасту в 1933 году. Это превышение в целом оценивается как 3544 (12,2 % смертей от числа зафиксированных с диагнозами). Максимально смертность от этих причин, связанных с голодом оценивается как 15,4 на 1000 населения.

5. В 1933 году просматривается два принципиально разных сценария роста смертности и голода – 1) на юге, в центре, юго-востоке и северо-востоке Украины (Черниговская, Одесская, Днепропетровская и Донецкая области) и 2) Киевская (наиболее пострадавшая от голода) и Харьковская область, где смертность и голод были значительно выше.

Оригинал взят у nazar_rus в Смертность в 1932-33 годах в сельской местности Киевской области (в границах 1933 года)
Tags: Украина, голод 1932-33 гг
Subscribe
promo burckina_faso сентябрь 20, 2015 10:35 2059
Buy for 30 tokens
Люди сошли с ума. Все ностальгируют и показывают фотографии своих 90-х. Выложу одну фоточку и я. На ней изображены люди из моего детства. Люди, которых я никогда уже не увижу, потому что они не пережили ваши "замечательные" 90-е: Подписать её можно так: " Наша улица. Я, Катька (…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments