December 6th, 2015

Нужно ли ругать тоталитаризм?

Тоталитаризм сейчас является ругательным словом, а плюрализм превозносится, как некий идеал эффективности и пользы. Попробую предложить рассмотреть два этих противоположных понятия на простейших примерах  в картинках с муравьями. Вот "плюрализм" муравьев, когда они тащат некий полезный груз к себе в муравейник:

Есть смысл уточнить, что на картинке муравьи из разных муравейников и при такой схеме из разнонаправленных векторов усилий, победит тот муравейник, который пришлёт больше муравьев.

Collapse )
promo burckina_faso september 20, 2015 10:35 2029
Buy for 30 tokens
Люди сошли с ума. Все ностальгируют и показывают фотографии своих 90-х. Выложу одну фоточку и я. На ней изображены люди из моего детства. Люди, которых я никогда уже не увижу, потому что они не пережили ваши "замечательные" 90-е: Подписать её можно так: " Наша улица. Я, Катька (…

Почему яблоки стали стоить дороже бананов?

Речь о влиянии санкций Путина на цены на продукты питания. В теме про запрет турецких помидор и мандаринов "Какие овощи и фрукты подорожают более всего?" защитники Путина привели такой довод, что на рост цен оказали влияние главным образом не запреты Путина на импорт продуктов, а рост доллара. То, что это не так, легко увидеть на сравнении цен таких фруктов, как бананы и яблоки. Я благодаря своим записям фиксирую расходы семьи, а потому фиксирую и цены. Вот на основе этих записей сделал такую диаграмму:
Влияние-санкций-на-рост-цен-продукты
Collapse )

Как нас будут обезлюдивать по хитрому плану

Хотя почему будут? Процесс идёт уже давно и идёт по плану. По хитрому плану.
Подробнее у gazeta_to4ka_ru в Александр Калинин. Пустилище пространства.


Проект создания на территории России двадцати агломераций, выведенный на некоторое время из сферы внимания общественности, уже почти готов для реализации на практике. В политическом словаре появились даже такие термины, как «пятнистая Россия» и «пустилище пространства».

Еще в бытность министром экономи­ческого развития Эльвиры Набиуллиной прозвучала мысль, что многие ма­лые города не жизнеспособны в силу их низкой конкурентоспособности по сравнению с мегаполисами, и в бли­жайшие 20 лет их покинут почти 20 мил­лионов жителей, а все население со­средоточится вокруг двух-трех десятков агломераций с населением миллион и более человек. Ассоциация малых и средних городов России немедленно не согласилась с таким прогнозом и даже выступила с обращением к Пре­зиденту и правительству.

Потом об этом говорить переста­ли. Но от проекта, как выясняется, не отказались. Его лишь на время вывели из сферы влияния общественности. Называется это теперь так — «уско­ренное сжатие обжитого простран­ства». Стратегия эта имеет не только научное обоснование, но и, похоже, стоит на определенном политиче­ском фундаменте.

Согласно этой стратегической за­даче, вымирание села и малых го­родов не представляет собой опас­ности.



Наступление «дикого поля» на обжитое пространство — не угроза, а одно из условий дальнейшего разви­тия страны, под которое будет адап­тироваться вся политика. В словаре стратегов появились даже дикие, на взгляд непосвященного человека, тер­мины, как «пятнистая Россия» и «пустилище пространства». Попытки оста­новить вымирание русской провин­ции, говорят авторы стратегии, входят в острое противоречие со стимулиру­ющей политикой Москвы.

По прогнозам социологов, больше половины всего населения страны к 2025 году будет вращаться на орбитах крупных городов. Ученые утверждают, что процесс этот объективный. Уже сегодня более 31 процента россиян живет в мегаполисах. Еще треть — в селах, поселках и малых городах.

«За период между переписями на­селения 2002-го и 2010 годов с карты страны исчезло 8,5 тысячи сел, а чис­ло необитаемых сельских населенных пунктов возросло с 13,1 до 19,4 тыся­чи. В настоящее время каждое третье село насчитывает менее 10 жителей. В местах, где существуют эти посе­ления, сельскохозяйственная функция уже практически невозможна, — гово­рит известный социолог, руководитель ряда международных и отечественных программ профессор Наталья Зубаревич. — И региональная политика, ка­кой бы она ни была, играет лишь второ­степенную роль. Да, можно смягчить негативные тренды, но переменить их нельзя: агломерации будут стягиваться, остальное пространство — пустеть».
Collapse )