February 13th, 2013

Что у трезвого на уме, то у Волина на языке:

Любой журналист должен четко помнить, что у него нет задачи делать мир лучше, вести человечество правильной дорогой. Это все не бизнес. Задача журналиста – зарабатывать деньги для тех, кто его нанял, а сделать это можно, только став интересным слушателям и читателям. Возникает вопрос: решает ли журналист при этом пропагандистские задачи? Конечно, решает — задачи, которые стоят перед владельцем СМИ.
Для того чтобы пропаганда была эффективной, она должна идти по каналам, имеющим спрос у аудитории, по коммерчески успешным каналам, а не дотируемым, а если журналист показывает себя пропагандистом – он плохой пропагандист. Пропаганда должна быть скрытой, и только тогда она становится эффективной. Надо четко дать понять студентам, что, выйдя за стены аудитории, они будут работать на дядю. И дядя будет говорить им, что писать, а что не писать, и дядя имеет право на это: он им платит. Это может нравиться или не нравиться, но такова жизнь, и другой у вас не будет.


Все правильно мужик сказал. Уважаю. Правда, не исключено, что сказал он это по глупости и чиновничьей наглости.
promo burckina_faso september 20, 2015 10:35 2023
Buy for 30 tokens
Люди сошли с ума. Все ностальгируют и показывают фотографии своих 90-х. Выложу одну фоточку и я. На ней изображены люди из моего детства. Люди, которых я никогда уже не увижу, потому что они не пережили ваши "замечательные" 90-е: Подписать её можно так: " Наша улица. Я, Катька (…

Левада-центр: 36% россиян за СССР, 17% за современную Россию

Оригинал взят у v_tretyakov в Подтверждение того, о чём я недавно писал в журнале "Эксперт" и здесь
Перепост свежего комментария автора
123nikola в моём блоге.


«Левада-центр» Два вопроса.
«Какая политическая система кажется вам лучшей: советская (та, которая была у нас до 90-х годов), нынешняя система или демократия по образцу западных стран?»
2. «Какая экономическая система кажется вам более правильной?».

В пользу советской политической системы сегодня высказывается 36% граждан, в пользу современной российской – 17%, в пользу западной – 22%. При этом в пользу плановой экономики, которую левадовцы определяют как «та, которая основана на государственном планировании и распределении» - выступают 51% граждан, в пользу экономики, «в основе которой лежат частная собственность и рыночные отношения», - 29%.

Начиная с декабря 1993 года (за исключением апреля и июля 1996 года).Сторонники «советской системы» находились в относительном большинстве также в большинстве случаев, начиная с 1996 года, когда стали задавать этот вопрос, за с исключением февраля 2008 – тогда чуть ли не единственный раз в относительном большинстве оказались сторонники нынешней российской системы с 36% процентами, в то время как сторонники советской получили тогда лишь 24% - исторический минимум за все время наблюдений.

Всегда в аутсайдерах опросов была западная политическая система. За исключением, прежде всего, прошлого, 2012 года, когда в январе их доля выросла чуть ли не до максимума – 29%. Максимум (32%) был в декабре 1998 года, но и тогда они не заняли первого места, поскольку доля сторонников советской системы составляла 43%.

В феврале 2008 года, как отмечалось выше, за советскую систему выступали 24%, за современную российскую – 36%, за «западную» - 15%. Это время, напомним, наибольшей популярности Владимира Путина и апогея «тучных 2000-х».

Затем начинаются кризис и некие странные новации президента Медведева. В результате через год, в феврале 2009-го, число сторонников современной российской модели падает до 25%, а число сторонников советской вновь вырывается на первое место. «Западники» по-прежнему остаются в арьергарде, хотя их и становится чуть больше – 18%.

В поддержку существовавшей системы выступает все меньше граждан, ее сторонники сами теперь оказываются аутсайдерами (19%), а лидируют сторонники советской системы с 33% поддержки, на втором месте оказываются «западники» с 24%. Вывод: если не сама система, то политика, реализуемая этой системой, требует явных изменений, ибо страну больше всего начинает раздражать неопределенность установившегося «двоевластия».