Cпички детям не игрушки (burckina_faso) wrote,
Cпички детям не игрушки
burckina_faso

Category:

Возьмем передышку от тяжелых мыслей, на пару недель

Оригинал взят у sg_karamurza в Возьмем передышку от тяжелых мыслей, на пару недель

Я обещал описать состояние мышления групп, с которыми общался на Кубе в 1966-73 гг. Думаю, это полезно - типичные проблемы в переходном периоде после потрясения, но в иных условиях, чем у нас. Многое лучше видится, чем у себя. Уже набрал много эпизодов, но воспоминания так по голове, что в середине ночи просыпаешься и часа 2-3 ворочаешься. Образы яркие. Отдышусь, и начну. А пока буду выкладывать фрагменты из книги ("Сов. цивилизация"). Книга тяжелая и, по-моему, многие не читали или не дочитали. Ну, а кто читал, отдохните.
Итак,

ЛИРИЧЕСКОЕ ОТСТУПЛЕНИЕ О ПЕРЕХОДНОМ ПЕРИОДЕ: ДАЛЕКОВАТО ОТ МОСКВЫ. 2 (вразбивку, то, что веселее)

У меня всегда была мечта — сделать в доме отопление. Котел, батареи. Чтобы спокойно работать дождливой осенью. К тому же появилось в октябре 1993 г. смутное чувство, что полезно иметь теплый дом, куда можно было бы скрыться из вымороженной Москвы. Глупость, конечно. Скорее Москва всю Россию заморозит и разденет. В общем, втемяшилось в голову — сделать отопление. Как известно, ненужные вещи человеку гораздо нужнее, чем нужные. Поэтому я и не пытался воззвать к собственному разуму.
Наконец на пятый год дом созрел для такого предприятия, а я заработал для него денег. Я чертил схемы, в уме расставлял по местам сгоны и бочата. Купил котел, и каким-то образом, которого я до сих пор не могу объяснить, мы с продавцом засунули его в мои старые «Жигули». Он никак не должен был влезть туда, а мы никак не должны были суметь его поднять. Уже из этого было видно, что суждено мне было довести дело до конца.
Котел хороший, для твердого топлива. Зашел один строитель посмотреть:
— Хороший котел, у меня такой дома, в Мордовии. Вот сюда надо ТЭН врезать, топить электричеством.
— Так ведь дорого выйдет.
— Почему дорого? Надо прямо на провода клеммы ставить на зажимах. У вас нетрудно, провода прямо к окну подходят. У меня дома так же. Я только немного дровами подтапливаю, а так все на электричестве.
— А зачем же дровами?
— Что вы, как можно! Обязательно надо, чтобы из трубы дым шел. А не то люди подумают, что я ворую электричество. Как можно!
Общественное мнение на страже морали.
Делать отопление — нужен был мастер. Сосед свел меня с таким. Звали его Коля, работал он на дорожном предприятии сантехником. Я объяснил ему задачу.
— Сделать можно, почему же нельзя. Только я никогда не делал, а ведь надо схему составлять. Ладно, я поищу мастера, и мы с ним сделаем.
Это мне никак не годилось — расплатиться с двумя было невозможно. Я стал соблазнять Колю.
— Зачем вам еще кто-то? Беритесь сами, а я буду подручным. Две трети цены вам, одна треть мне. А схема у меня уже есть, и не одна.
Коля не устоял, переборол свою скромность, и мы сговорились. Стал Коля ко мне по вечерам приезжать, смотреть на котел, на стены, что-то шептать, загибать пальцы. Так неделя за неделей. Чувствую, боится Коля начинать — и сразу стал он мне симпатичен, потому что я сам такой же.
Наконец начали. Схемы мои не пригодились, Коля все упростил до предела и, думаю, это был гениальный шаг. Правда, с математикой он оплошал, и у меня после окончания работы осталось такое количество сгонов, муфт и контрагаек, что я после полного прекращения выдачи в России зарплаты надеюсь протянуть какое-то время, распродавая эти ценные изделия (или меняя их на пшено, если деньги вообще отменят).
Работал Коля хорошо — медленно и неуклонно. Прежде чем что-то сделать, подолгу смотрел на то место, куда собирался вцепиться своим ключом. Затягивал гайки и муфты как-то грустно, как будто не хотел сделать им больно. Я слышал рассказы о том, как делали отопление в других домах, и рассказы эти кончались почти рыданием: когда заливали воду, из-под гаек начинало течь. У Коли только в одном месте просочилось несколько капель, он подтянул контрагайку миллиметра на полтора — и все. Хорошо было у него учиться. Он, видимо, мастером себя не считал и свои суждения высказывал как будто сомневаясь. Почему-то от этого они западали в душу.
Часто Коля не приезжал в назначенное время, его посылали на авральные работы. Трижды копал могилы. То тесть у кого-то умер, то двое рабочих сгорели — переливали импортную краску для разметки шоссе, кто-то закурил, краска взорвалась.
— Как же? — спрашиваю. — Наказали кого-нибудь? Ведь надо было объяснить людям. Наверное, к такой взрывчатой краске не привыкли.
— Да нет, замяли дело. Ребята даже оформлены не были, так подрабатывали. Сейчас не то что в застойные времена. Тогда очень трудно было списать человека. Даже корову было трудно списать, если погибнет. Сразу приезжает следователь — как да почему?
— У вас какое предприятие-то, частное уже?
— Нет, что вы! У нас товарищество. Жаль только, что с ограниченной ответственностью. У нас, говорят, ответственность ограниченная, поэтому мы вам, ребята, зарплату платить не будем.
— Как же не платить? Зачем же вы работаете?
— Нам сказали, что каждому купят новые «Жигули» пятой модели. А если кто хочет доплатить, может брать и «шестерку».
— Когда же купят?
— Сказали, как только дела пойдут на лад.
Ну, думаю, Коля, тебе только в рыночной экономике и жить. Товарищество свое он любил, там с рабочими уважительно разговаривали. Только раз пожаловался, что очень устал,— три года в отпуску не был.
— В этот раз прихожу к бригадиру: «Егорыч, мне бы в отпуск». А он: «Да зачем тебе?» — «Ну как же, отдыхать-то надо».— «Да зачем тебе?» — «К матери поеду, крышу ей починить обещал, да и картошку уже пора копать».— «Ну ладно, Коля, вот заказ срочный выполним, разметку кончим — и поезжай денька на три». И все равно не пустил. Да еще ночью посылает на шоссе машины караулить. Страшное дело. Подъезжают и требуют солярку. Кричать? Не докричишься. Берут и сливают. Я уж прошу, чтобы не всю.
— А вы что, шоссе строите?
— Не мы строим, а немцы. От них и главный инженер. Хороший старик, веселый. Пиво любит. Сидит весь день в машине и пьет. «Я, — говорит, — в этом деле мало понимаю, а русские инженеры очень хорошие. Я им не мешаю». На дом себе уже здесь скопил, нам фотографию показывал. Выйду, говорит, на пенсию, буду за городом жить.
— Так что, из всей фирмы один этот старик?
— Нет, еще два техника приезжали, машину для разметки налаживали, краску привезли. То ли немцы, то ли эстонцы. Едят очень много. Вы не поверите, легче собаку прокормить, чем такого человека.
— Ну и товарищество. Вы работаете, а деньги немцы гребут.
— Зато шоссе отремонтировали. А то вот у нас в деревне, где мать у меня, не доезжая Вереи, тоже было товарищество, дорогу взялись строить. Директор у них был ощетинец.
— Кто это ощетинец?
— Национальность такая, с Кавказа. Нет, что я говорю, не ощетинец, а этот... Где недавно война была?
— В Чечне.
— Да, чеченец. Собирайте, говорит, деньги с каждого двора. Мы вам асфальт до деревни дотянем. Деньги собрали, он взял и исчез. Где искать, никто не знает. Вот так бывает, это не застойные времена.
Коля явно полагал, что понятие «застойные времена» означает что-то вроде «золотого века», и часто их поминал. Похоже, он и не подозревал, что эти слова ввели почти как ругательство.
Как-то утром в воскресенье Коля приехал немного вялый. Начал было работать, потом бросил и обратился ко мне.
— Извините, как ваше имя-отчество?
Я ответил, слегка струхнув. К чему бы эта торжественность? Коля действительно встал по стойке смирно.
— Сергей Георгиевич, разрешите опохмелиться. Вчера могилу копал, потом на поминках был, голова болит.
— Ради бога, Коля, но у меня нет ничего.
У меня это вышло виновато, я боялся, что Коля не поверит.
— У меня есть, я привез.
И мы прекрасно провели часок или два. Я достал банку огурцов, у Коли была на закуску шоколадка.
— Не надо, Коля, отвезите детям.
Коля обиделся:
— Неужели вы думаете, что я детям шоколадки не привезу? Я для них ее и покупал. И еще куплю.
Разливая, Коля посчитал нужным объясниться.
— Раньше, в застойные времена, я совсем не пил. Вообще в рот не брал. А как алкогольную кампанию Горбачев начал — помните? — и я в ЛТП попал, так и стал злоупотреблять.
(ЛТП – лечебно-трудовой профилакторий, для тех, кто злоупотребляет). Спрашиваю:
— Как в ЛТП? Почему?
— Я тогда еще в деревне жил. Как кампания началась, с нашей деревни надо было двоих в ЛТП направить. Участковый стал ходить, уговаривать. А вы же знаете, что за народ, у каждого какая-нибудь отговорка. Один сарай достраивает, у другого язва. Участковый ко мне. Ты, говорит, парень молодой, здоровый, поезжай на пару месяцев, и заработаешь неплохо. ЛТП в Дорохове, они там на стекольном заводе подрабатывали, по двадцать пять рублей за ночь. А я тогда мечтал мотоцикл купить. Да и как откажешься. Я и поехал. А ведь в ЛТП, знаете, пить приходится. Люди пьют, неудобно.
Так вот и попал Коля из застойных времен в демократию. И «Жигулей» не дождался. На другой год спросил я у соседа про Колю. Говорит, уволили его. Товариществу такие не нужны. Да и дела у этого товарищества так и не пошли на лад.
Tags: Сергей Кара-Мурза, перепост
Subscribe

Posts from This Journal “Сергей Кара-Мурза” Tag

  • Проблема невежества. 5

    Оригинал взят у sg_karamurza в Проблема невежества. 5 Поток сообщений, которые разрыхляли логику обывателей и разрывали «экран знаний»,…

  • Элементы плотины против невежества. Эпизод

    Оригинал взят у sg_karamurza в Элементы плотины против невежества. Эпизод У всякого мало-мальски честного человека, который строит дом,…

  • Бедность молодых

    В 1990-е гг. в РФ возникла структурная бедность – постоянное состояние значительной части населения. Была создана большая социальная группа…

  • Время, назад!

    Только самые упоротые антисоветчики считают, что большевики отбросили страну назад. Вменяемые люди все таки согласятся, что лозунг коммунистов…

  • Дороги России, сходящие вместе со снегом

    С удивлением узнал из выступления Путина, что россиян сильно беспокоят дороги. Что ж, немудрено, если посмотреть на данные протяженности автодорог…

  • Дело зубных врачей

    Cчитается, что в советское время стоматология была частью карательной системы, этаким зубным НКВД. Мол, как скинули проклятых большевиков, так…

Buy for 40 tokens
Беда не приходит одна Если кто ещё помнит одного из самых ярких блогеров Живого Журнала Рому Петрова romapetrov, то этот пост для вас. Ромы с нами уже нет, однако в его семье продолжают происходить неприятные вещи, так год назад папа Ромы перенес инсульт и мы с вами помогли ему…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 3 comments