Cпички детям не игрушки (burckina_faso) wrote,
Cпички детям не игрушки
burckina_faso

За громкими событиями пропустили важную тему

Потому повторяю: смертность на Донбассе во время голода на Украине 1932-33 гг. на основе реальных документов, не оставляющих камня на камне на официальной российско-украинской лживой версии с якобы огромными миллионами уголодоморенных.

Коллега nazar_rus выложил подробный материал, показывающий реальные масштабы роста смертности во время голода 1933 года в "Смертность на Донбассе в 1932-33 гг."
Я только добавил от себя одну диаграмму повозрастной смертности. Обращаю также внимание, как эти цифры разнятся с тем чудовищным преувеличением числа жертв от т.н. Голодомора.

Рассматривая вопрос о смертности в сельской местности Донбасса в 1932-33 годов (в границах 1933 года), нужно отметить несколько моментов, значительно усложняющих оценку числа умерших. Во-первых, особенности административно-территориального бардака на Донбассе в 32-33 годах. При организации областей в начале 1932 года на Донбассе произошло нечто удивительное. Если вся территория УСРР вполне нормально была поделена на пять областей плюс Молдавская АССР, то на Донбассе отдельная область не была выделена вообще, а остались районы прямого республиканского подчинения. Донецкая область была создана позже. Также нее передали часть южных районов Харьковской области (современный север луганского Донбасса до Северского Донца) и восточные районы Днепропетровской (современные западные районы Донбасса). При этом число районов постоянно менялось (от 23 до 30) и еще на Донбассе реанимировали окружное деление, воссоздав в области Старобельский округ, куда входило 14 районов.

Во-вторых, Донбасс был самой урбанизированной территорией Украины, где численность горожан превышала сельское население примерно в полтора раза, постоянно увеличиваясь в течение 1932-33 гг. в том числе за счет оттока людей из донбасских сел в города. Помимо этого менялось число городских административных единиц. Если на начало 1932 года их было четыре, то к концу 1933 стало 13. Соответственно, во всех последующих отчетах предыдущие данные пересчитывались в связи с изменившейся пропорцией городского и сельского населения. Но и это еще не все, в пределах городских административных единиц оставались сельские советы с, соответственно, сельским населением. Кроме того, на Донбассе было большое количество железнодорожных станций и рабочих поселков, которые по совершенно непонятной системе относились то к городским, то к сельским административным единицам. Усугубляет эту ситуацию то, что на Донбассе еще существовали так называемые рудные административные единицы (рудные рады или рудрады), образующиеся на основе поселков около шахт. Куда их относить зачастую абсолютно непонятно. Не говоря уже о том, что довольно значительная часть сельского населения работала на шахтах и промышленных предприятиях, при этом семьи их числились колхозниками, проживающими в сельской местности. Поэтому оценка смертности именно сельского населения затруднена и достаточно сильно приблизительна.

Территория Донбасса в границах 1933 года административно занимала территорию Донецкой и Луганской областей (на начало 2014 года), поэтому в работе использовались мартирологи:

Національна Книга пам’яті жертв Голодомору 1932-1933 років в Україні. Луганська область. – Луганськ: Янтар, 2008. – 918 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Донецька область. Частина перша – Донецьк: КП Регіон, 2008. – 784 с.
Національна книга пам’яті жертв Голодомору в Україні. Донецька область. Частина друга – Донецьк: КП Регіон. – 2008. – 784 с.

Напомним, что книги памяти составлялись на основе данных архивов, в которых находятся книги регистрации умерших. Общим для всех книг является то, что мартирологи составлялись исходя из современных административных районов областей. Для Донецкой области они достаточно четко привязываются к административным единицам 1933 года. Для Луганской области ситуация не совсем понятная, указанно только, что названия сельсоветов даются современные. По косвенным признакам можно сказать, что авторы все-таки придерживаются административно-территориального деления на 1933 год, что указывается дополнительно. Кроме этого в мартирологе Луганской области вписали умерших по свидетельствам очевидцев, а по Троицкому району (кроме двух хуторов) не указана точная дата смерти умерших. Поэтому число умерших по сельрадам по данным общего учета и по данным динамики различно.

В целом по сельрадам в 1932 и 1933 годах фиксируются умершие возрастом не только несколько месяцев, но и несколько дней, отмечены случаи записей мертворожденных, умерших при родах и недоношенных. Таким образом, плохой учет младенческой смертности в эти годы первичными данными не подтверждается.

Данные по сельскому населению неполные. Для Донецкой области они представлены по 7 районам и городским советам, для Луганской – по 13. Для многих районов архивные записи не сохранились, либо представлены единичными актами о смерти, чему есть объективное объяснение (Великая Отечественная и оккупация).

На 1 января 1933 года в Донецкой области числилось 860 сельских и поселковых советов с сельским населением 1841,4 тыс. человек. В мартирологах сохранились данные для 261 сельрады по 1932 и 274 сельрад по 1933 году. Всего по 1932 году учтено 13735, а по 1933 году – 24497 умерших. Превышение составляет 1,8, что меньше, чем для Одесской (2,34) и Днепропетровской (2,2) областей.

В число учтенных включено только число умерших по сохранившимся архивным данным, подтвержденным ссылками на соответствующие архивы. Дополнительно по луганскому Донбассу по воспоминаниям очевидцев приводится еще 1373 умерших. О точности этих данных можно судить по тому, что только один человек совпал с архивными данными (диагноз – истощение), остальные либо не подтверждаются архивами, либо не совпадают по фамилиям – имени – отчеству.

Оценки среднего числа умерших на сельраду дают следующие результаты:


Оценка на сельраду 1932 1933 1933/1932
Среднее за год 53 89 1,7
Среднее по данным динамики за год 45 80 1,8
Средневзвешенное за год 53 89 1,7
Средневзвешенное по данным динамики 64 112 1,8



Данные соответствуют отношению общего числа умерших и превышение смертей 1933 года, по превышению смертей в 1933 году они также несколько меньше таковых по Днепропетровской и Одесской области.
Согласно данным статистического учета, в 1932 году в сельской местности Донбасса умерло 40,2 тыс. человек, а в 1933 – 73,3 тыс. человек. Согласно нескольким нашим оценкам, число умерших в сельской местности в 1932 году составляет 38,4 – 54,8 тыс. человек, а в 1933 – 68,7 – 103,9 тыс. человек (дана минимальная и максимальная оценки). Данные по 1932 году укладываются в официальные данные советских статистиков с небольшим превышением, а вот по 1933 года наши оценки превышают официальные данные даже в минимальных значениях. С одной стороны, это может указывать на некоторый недоучет смертности, а с другой – что в наши расчеты попала часть умерших, числившихся как городские жители. В любом случае, кратного превышения расчетных данных с официальными данными советских статистиков не наблюдается. Так что, если недоучет и был, то он был сравнительно небольшой.

По нашим оценкам смертность в 1932 году в сельской местности Донбасса была максимально 29,8 на 1000, а в 1933 году – 56,4 на 1000 Превышение составляет 26,6 на 1000 (2 раза). Эти значения сопоставимы с таковыми по Днепропетровской (20,5 и 52,9 промилле, соответственно) и Одесской области (22,9 и 57,2 промилле соответственно). Как видно, в 1932 году на Донбассе смертность была немного выше, чем в остальных областях центра и юга Украины, по 1933 году величины смертности сопоставимы. Напомним, что это наши максимальные оценки.

При оценке смертности были выделены такие возрастные группы: младенческая (возраст до 1 года), детская (1 – 10 лет), подростковая (11 – 16), взрослого трудоспособного населения (17 – 50), пожилых (старше 50 лет). Минимальный возрастной порог для последней группы связан, во-первых, с социальным положением умерших – пенсионеры, иждивенцы по возрасту, – а также диагноз «старость», которые указываются, начиная с 50-летнего возраста. Отдельно была выделена группа, для которой в мартирологе возраст не был указан.

          до 1 года 1-10 11-16 17-50 старше 50 нет данных
1932 г. 2677 3936 250 2277 3778 817
на сельраду 11 16 2 9 15 5
% 19,49% 28,66% 1,82% 16,58% 27,51% 5,95%
1933 г. 1439 7161 959 6167 8037 734
на сельраду 6 27 5 23 30 4
% 5,87% 29,23% 3,91% 25,17% 32,81% 3,00%
1933/1932 0,54 1,82 3,84 2,71 2,13 0,9
на сельраду 0,55 1,69 2,5 2,56 2 0,8
% 0,3 1,02 2,15 1,52 1,19 0,5

Прежде всего, обратим внимание на крайне небольшое и почти не изменившееся число умерших, для которых не указан возраст, что указывает на достаточно высокую точность учета. Во-вторых, как и для Днепропетровской и Одесской областей наблюдается резкое увеличение смертности в подростковой группе и среди взрослого трудоспособного населения на фоне роста детской смертности в 1,6 раз. Рост смертности почти во всех возрастных группах одинаков и сопоставим с общим ее ростом.

По младенческой смертности тенденция сходная с таковой по Днепропетровской и Одесской области – число умерших младенцев в 1933 году несколько уменьшилось, а доля значительно упала, что объясняется, прежде всего, падением рождаемости.

Таким образом, тенденции для всего юга, юго-востока и центра УСРР одинаковы.

Причины смертности.

В 1932 году в мартирологах представлено 6084 случая отсутствия диагноза (44,3%), а в 1933 – 13268 (54,4%). На сельраду эти цифры выражаются как 23 и 49, соответственно. Рост умерших без учета причины на 10% как-то на тотальное сокрытие причин не тянет. Таким образом, с учетом роста смертности в 2 раза, факт сокрытия причины смертей на Донбассе в 1933 году не подтверждается. Абсолютный рост числа умерших без регистрации связан с ростом смертности. Иными словами, не писали диагнозы там, где и раньше не указывали.

Отдельные причины смертей (за исключением напрямую связанных с голодом) распределяются следующим образом


Причина 1932 1933 1933/1932
общее на сельраду % общее на сельраду %
Старость 1365 5 9,9 2579 9 10,6 1,8
Инфекционные заболевания 2938 11 21,4 2629 10 10,8 0,91
Убийства, несчастные случаи 325 1 2,4 478 2 2 2
Неинфекционные заболевания и прочее 1691 6 12,3 1960 7 8 1,17




Ситуация также сходная с таковой по Днепропетровской и Одесской областям, в том числе доли умерших сравнимы. Отличием является рост на Донбассе числа убийств, самоубийств и несчастных случаев.

Обратим внимание на инфекционные заболевания. Многие исследователи полагают, что их рост в 1933 году связан непосредственно с голодом. Однако, как и для Днепропетровской и Одесской областей, роста смертности от инфекционных заболеваний вообще по области в 1933 году не наблюдается, имеется даже ее падение, в том числе и резкое падение доли умерших, что означает рост смертности за счет других причин.

Лидерами среди смертности были:

1932 1933
Заболевание общее % на сельраду общее % на сельраду
Воспаление легких 804 5,9 3 675 2,8 2
Туберкулез 658 4,8 3 594 2,4 2
Тиф 323 2,4 1 397 1,6 1
Простуда 111 0,8 - 177 0,7 1
Корь 185 1,3 1 148 0,6 1




Специфика Донбасса заключается в отсутствии роста смертности в 1933 году от инфекционных заболеваний – смертность от них осталась примерно на том же уровне, а доля умерших даже снизилась. Также в 1933 году по селам Донбасса, как и в Днепропетровской области наблюдается рост умерших от малярии (двукратный), хотя значительной доли умерших не отмечается.

Случаи смертности от дизентерии рассмотрим отдельно. В 1932 году отмечено 200 умерших (1,5%, 1 на сельраду), а в 1933, не только не наблюдался рост – 158 случаев (0,6%, 1 на сельраду), но даже более чем двукратное падение доли умерших.

Заболевания неинфекционные. Лидером является смертность от сердечнососудистых заболеваний, наблюдается ее рост по сравнению с 1932, однако не такой сильный, как по селам Днепропетровской области, кроме сходного двукратного заболеваний мочеполовых (диагнозы, преимущественно, декомпенсация сердца и декомпенсация почек). В общем, тенденции те же.

Наконец, остались причины, связанные непосредственно с голодом. В этой группе в 1932 г. смертность составляет 1332 случаев (9,7 %) или 5 на сельраду. В 1933 году – 3488 случаев (14,3%) или 13 на сельраду. Рост примерно в 2,5 раз, что значительно ниже (в три раза), чем для Днепропетровской и Одесской областей. Следовательно, по селам Донбасса голод и сопутствующие заболевания были значительно ниже.

Понос. В 1932 г зафиксировано 345 смерти по 77 сельрадам. Или 1 на сельраду (2,5%). В 1933 – 253 по 61 сельраде. Или 1 на сельраду (1,0%). Не то, что роста нет – имеется падение смертности. Дальнейшие комментарии излишни.

Желудочно-кишечные заболевания. В 1932 г зафиксировано 578 смерти по 119 сельрадам (4,2%, 2 на сельраду). В 1933 – 576 по 116 сельрадам (2,4%, 2 на сельраду). Тоже роста нет. Дальнейшие комментарии излишни.

Отеки. В 1932 г зафиксировано 35 смертей по 21 сельраде (0,3%, 0,1 на сельраду). В 1933 – 78 по 28 сельраде (0,3%, 0,3 на сельраду). Рост есть, но масштабы распространенности незначительные. Дальнейшие комментарии излишни.

Малокровие. В 1932 г зафиксировано 12 смерти по 6 сельрадам . В 1933 – 79 по 3 сельрадам. Опять масштабы распространения говорят за себя сами.

Наконец, фиксировалась прямая смертность от голода. Голодные смерти – в 1932 г 20 смертей по 15 сельрадам (0,1%, 0,1 на сельраду). В 1933 – 396 по 56 сельрадам (1,6%, 1 на сельраду). Истощение и слабость – в 1932 г 237 смерти по 62 сельрадам (1,7%, 1 на сельраду). В 1933 – 1985 по 104 сельрадам (8,1%, 7 на сельраду) – преимущественно по отдаленным селам луганского Донбасса. Диспепсия – в 1932 г. 57 смертей по 20 сельрадам (0,4%, 0,2 на сельраду). В 1933 – 32 по 10 сельрадам (0,1%). Питание суррогатами, авитаминоз – в 1932 г 48 случаев по 18 сельрадам. В 1933 – 89 по 13 сельрадам. И так, масштабы «голодомора» по селам на Донбассе официальной укропропагандой, мягко говоря, преувеличены. Голод наблюдался, но сильным он был исключительно в отдаленных от промышленных центров селах и станицах.

И так, можно подводить итоги.

1. Непосредственно от голода и связанных с голодом причин (истощение, отравление, отеки, малокровие, диспепсия и прямая смерть от голода) в 1932 году зафиксировано 409 смертей (3,0% или 2 на сельраду). Это составляет 5,3 % от числа умерших с установленным диагнозом. Исходя из смертности 29,8, смертность от голода в 1932 году оценивается как 1,6 на 1000 населения. Массовый голод на Донбассе в 1932 году не наблюдается, хотя смертность выше, чем для Днепропетровской и Одесской областей.

2. Непосредственно от голода и связанных с голодом причин в 1933 году зафиксировано 2659 смертей (10,9% или 10 на сельраду). Это составляет 23,9% от числа умерших с установленным диагнозом. Исходя из смертности 56,4, смертность от голода в 1933 году оценивается как 13,5 на 1000 населения. Голод сравним с в Днепропетровской и Одесской областях.

3. Эпидемиологические заболевания по области в 1933 году не связаны с голодом.

4. К косвенным причинам голода и недоедания можно отнести рост смертности по возрасту в 1933 году (диагноз «старость), и часть смертей от сердечной и почечной недостаточности. Это превышение оценивается как 1684 или 5 на сельраду. Максимально смертность от этих причин, связанных с голодом оценивается как 8,5 на 1000 населения.
Tags: Украина, голод 1932-33 гг
Subscribe

Posts from This Journal “голод 1932-33 гг” Tag

promo burckina_faso september 20, 2015 10:35 2025
Buy for 30 tokens
Люди сошли с ума. Все ностальгируют и показывают фотографии своих 90-х. Выложу одну фоточку и я. На ней изображены люди из моего детства. Люди, которых я никогда уже не увижу, потому что они не пережили ваши "замечательные" 90-е: Подписать её можно так: " Наша улица. Я, Катька (…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 15 comments

Posts from This Journal “голод 1932-33 гг” Tag